Эско Ахо: я и Россия (Helsingin Sanomat, Финляндия)

Настало время задать неприятный вопрос: на чьей стороне играет бывший премьер-министр Финляндии Эско Ахо (Esko Aho)?

На стороне России?

В начале 2016 года Ахо избрали в высший орган правления крупнейшего банка России. Сбербанк — гигантский банк, большинство голосов в правлении которого принадлежит Центральному банку России.

Сбербанк — часть российской экономической государственной системы, и поэтому он стал объектом санкций, наложенных Евроcоюзом и США. Санкции были введены после того, как в 2014 году Россия захватила Крым и приняла участие в войне на востоке Украины.

64-летний Ахо быстро входит в переговорную комнату под номером 11 в офисе Центрального союза деловой жизни Финляндии. Он всегда опаздывает, но в этот раз задержался всего на 15 минут. Ахо извиняется и обещает, что сегодня у него будет столько времени, сколько понадобится.

«Это справедливый вопрос, — говорит Ахо о вопросе, может ли бывший премьер-министр Финляндии работать в России. — Такие вопросы нужно задавать. Однако только сомнений недостаточно для того, чтобы в чем-то меня меня подозревать. Нужно это обосновать».

Прошлым вечером Ахо вернулся из Москвы после совещания «Ист Офис» (East Office) — организации, занимающейся продвижением финских компаний в России. Ахо — председатель правления «Ист Офис».

Сейчас Ахо занимает сразу пять разных должностей, так или иначе связанных с Россией. Кроме должности в Сбербанке и «Ист Офис» он также является председателем правления Финско-Российской торговой палаты (ФРТП), членом правления научно-исследовательского центра в «Сколково» и лектором в Российской академии народного хозяйства (РАНХиГС).

В отношении экспортной промышленности Финляндии задача Ахо заключается в продвижении экономических связей на максимально высоком уровне. Настолько высоком, что выше — только президенты Саули Ниинистё (Sauli Niinistö) и Владимир Путин.

В Москве он был и на прошлой неделе, когда члены правления Сбербанка собрались в полном составе и в честь 177-летней годовщины банка состоялся праздничный концерт. Банк был основан в 1841 году по указу императора Николая I.

Работа в Сбербанке — самая неоднозначная связь Ахо с Россией. Поэтому она вызывает в Финляндии больше всего споров.

Ахо работает в правлении Сбербанка и комитете по стратегическому планированию с 2016 года. Ахо подчеркивает, что речь идет о полномочном правлении Сбербанка, хотя в финских новостях сообщается, что речь идет о консультирующем совете правления.

«Ответственность и задачи — естественные вопросы для правления публичной акционерной компании», — говорит Ахо.

Гигантский Сбербанк находится в центре экономической власти России, и его клиентами являются целых 88 миллионов россиян. В соответствии с заявленной информацией, банк работает более чем в 20 других странах.

КонтекстПроблема для бизнеса в РоссииYle29.09.2016Эско Ахо предлагает: меньше политикиYle08.04.2016Не все в России достойно осужденияKauppalehti29.03.2016Санкции не будут препятствием для работы в наблюдательном совете СбербанкаYle19.03.2016

Сбербанк попал в санкционный список ЕС и США в 2014 году. Финляндия придерживается в этом вопросе взглядов ЕС. Сбербанк считают важной государственной компанией и каналом финансирования, который частично ответственен за то, что Россия оккупировала украинский Крым в феврале-марте 2014 года и приняла участие в войне на востоке Украины в апреле 2014 года.

Таким образом, Ахо работает в правительственном аппарате и получает за это хорошие деньги. По данным газеты «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat), в 2016 году он заработал на одном только посту в Сбербанке около 116 тысяч евро. В 2017 году он в общей сложности получил около 330 тысяч евро, включая зарплату и доход от капитала.

С того времени, когда Ахо был премьер-министром, прошло уже 23 года. Он управлял Финляндией в кризисный период с 1991 по 1995 год. Оставив политику в 2003 году, Ахо на какое-то время остался ни с чем, поскольку президент Тарья Халонен (Tarja Halonen) не дала ему возможность попасть в правление Банка Финляндии. В итоге Ахо поставили сначала в правление фонда «Ситра» (Sitra), а затем — в правление «Нокиа» (Nokia).

Тень премьер-министра всюду сопровождает Ахо, и это наводит на размышления. Бывшего премьера Пааво Липпонена (Paavo Lipponen) тоже упрекали за консультации по вопросам российского газопровода. Мешает ли пост премьер-министра заниматься определенными вопросами до самой смерти?

«Я уже давно преодолел ту границу, когда государственные связи, возникшие во время моего пребывания на посту премьер-министра, могли бы стать каким-то препятствием для независимой работы», — говорит Ахо.

Правда, есть вопросы, от которых он по-прежнему отказывается именно потому, что раньше был премьер-министром.

«Я отказываюсь от продвижения проектов, которые связаны с правительством Финляндии».

Первый вопрос: какие у Ахо есть связи в России?

Так можно понять, на каком уровне государственной иерархии играет Ахо: в кремлевской высшей лиге или лиге московских окраин.

По нашей просьбе Ахо перечисляет россиян, с которыми он установил наиболее близкую связь. Этот список гораздо серьезнее, чем вы можете себе представить.

Ближайшее окружение Ахо — ядро экономической и политической элиты, не уровня Путина, но очень близко. Мужчин объединяет то, что они представляют так называемых либеральных экономистов России.

В первых рядах Ахо упоминает покойного Егора Гайдара, который был вице-премьером страны и на мгновение стал премьер-министром в начале 1990-х. Он умер в 2009 году, что было для Ахо потрясением.

«Путин тоже его слушал», — говорит он.

Ахо поддерживает тесные связи с Германом Грефом, руководителем Сбербанка. В сентябре 2018 года экономическое издание «Форбс» (Forbes) поставило Грефа на второе место в списке самых влиятельных людей России.

В круг близких друзей также входит Владимир Мау. Он — член правления Газпрома, самой важной компании России, а также ректор Академии народного хозяйства.

Анатолия Чубайса Ахо знает с начала 1990-х. Он — бывший вице-премьер России, директор государственной компании по разработке нанотехнологий «Роснано».

В правлении Сбербанка вместе с Ахо работает Алексей Кудрин, который был министром финансов в России с 2000 по 2011 год. Сейчас он — председатель Счетной палаты.

«С этими пятью специалистами я сотрудничаю регулярно», — говорит Ахо и хочет добавить еще одно важное имя.

Алексей Мордашов, главный владелец и директор компании «Северсталь». 60-е место в списке самых богатых людей мира, как сообщает «Форбс».

Ахо делает интересное заявление:

«Выслушать финна для них в некоторых вопросах оказывается легче».

Правда? Почему же? И почему речь идет именно о финне?

«Для них Финляндия — это уже знакомый мир. Греф постоянно говорит о том, что он много раз был в Финляндии и восторгается страной. Кудрин тоже много раз был в Финляндии».

Ахо подчеркивает, что он стремится познакомиться в России с разными людьми. В том числе и с такими, которые относятся к Кремлю критически. Он говорит, что встречается, к примеру, с молодыми активистами и художниками.

И все же упомянутый Ахо основной круг общения довольно однороден. Это круг экономистов, лояльных в своем отношении к Путину, большая часть из них родились, как и Ахо, в 1950-е годы.

В последние десятилетия финны в правительственных кругах восточного соседа не появлялись, и позиция Ахо в Сбербанке можно назвать большой редкостью.

Личные отношения Ахо с восточным соседом начались в 1974 году, когда его в возрасте 20 лет избрали председателем Молодежного союза партии Центра (Nuoren keskustan liitto). Он впитал идеи времен президента Урхо Кекконена (Urho Kekkonen) об отношениях с восточным соседом, хотя Ахо и подчеркивает свое критическое отношение к СССР.

«Я получил репутацию критика, и это привело к тому, что я сумел посмотреть на это общество под таким углом, к которому предыдущее поколение еще не успело привыкнуть».

Когда Ахо стал премьер-министром в 36 лет в августе 1991 года, Советский Союз уже был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. Распад страны взволновал Ахо. Он стал издателем финского перевода книги бывшего премьер-министра страны Егора Гайдара «Гибель Империи».

В 1992 году Ахо впервые столкнулся с чиновником, которого, как оказалось, зовут Владимир Путин. Это произошло в поезде, который шел из Хельсинки в Тампере. Мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак приехал тогда в Финляндию на 75-летие независимости страны. Ахо не обратил внимания на незначительного российского чиновника, и лишь спустя несколько лет по фотографии выяснилось, кто это был.

«Конечно, это был Путин, сидел рядом. Но я не помню, чтобы он проронил хоть слово».

В 2001 году президент Тарья Халонен официально представила Путина и Ахо друг другу на ужине в Хельсинки. Следующий короткий диалог состоялся в 2005 году, когда Ахо был приглашенным экспертом на Петербургском экономическом форуме. Он встречался с Путиным и позже.

Однако когда у Ахо спрашиваешь об отношениях с Путиным, в голосе слышится разочарование.

Он хочет донести, что Сбербанк — нормальный коммерческий банк, а не правая рука Кремля. Неужели это и правда так? Вернемся к этому вопросу чуть позже.

Положение Ахо, в любом случае, является исключительным — если не особенным. Он одновременно является деятелем финского правительства и влиятельным лицом экономического аппарата России.

Известно, что Ахо — влиятельный советник премьер-министра Финляндии Юхи Сипиля (Juha Sipilä). Иногда они говорят и о России, поскольку очевидно, что в Москве у Ахо есть доступ к важной информации.

«Я вижу такие вещи, которые, пожалуй, многие другие не замечают. Это логично. Этот навык можно получить, только посмотрев на ситуацию своими глазами. Это оставляет отпечаток. В этом отношении я — счастливый человек», — говорит Ахо.

О России Ахо говорит осторожно. По крайней мере, в прессе он не сообщал о своем отношении к Путину, не предлагал отказаться от санкций и не поднимал шум в социальных сетях. Он подчеркивал, что с Россией надо сотрудничать даже во время действия санкций.

Давайте немного наберем скорость и поднимем второй важный вопрос: почему российским плутократам понадобился именно Ахо?

В России все вопросы решаются на уровне личных связей. Это относится и к случаю с Ахо. Он познакомился с руководителем Сбербанка Германом Грефом в 2004 году. Тогда Греф был важным представителем власти, министром экономического развития России.

«Вскоре после этого мы встретились в Индии, и он попросил меня выступить на Петербургском международном экономическом форуме», — говорит Ахо.

Спустя десять лет Греф лично выбрал Ахо на должность в Сбербанк. Он связался с Ахо и предложил, чтобы тот подал запрос в правление Сбербанка. Ахо пришлось обсудить этот вопрос с руководством Финляндии, и он получил «зеленый свет».

«Конечно, это не было так просто. Я получал и такие отзывы, что идти на должность не стоит», — говорит Ахо.

Ахо считает, что его пригласили в правление Сбербанка не потому, что он был премьер-министром Финляндии. Это произошло потому, что он возглавлял компанию «Нокиа» с 2009 по 2012 год и тщательно изучил промышленные технологии.

«Думаю, они хотели услышать мнение человека, который относится к России нейтрально. У меня нет предрассудков в отношении России, и я мог бы предложить ряд идей для реформ. В этой ситуации я оказался нужным человеком».

Когда Ахо бывает в Москве, он всегда останавливается в роскошном отеле «Ритц-Карлтон», в одном квартале от Красной площади и Мавзолея Ленина.

«Это тот известный отель, в котором, как утверждается, ночевал Трамп», — говорит Ахо и прекращает на этом свой рассказ.

Ах да, тот самый отель. Утверждается, что в 2013 году Дональд Трамп останавливался в президентском номере «Ритца» с проститутками и просил их помочиться на кровать. Есть подозрения, что секретные службы России тайком сделали запись произошедшего.

Ахо, в свою очередь, ночует в «Ритц-Карлтоне», потому что от двери отеля до его рабочего места рукой подать.

Немного необычным является то, что Ахо совершенно не говорит по-русски, хотя он активно работает в России вот уже шесть лет. Правда, важно отметить, что бизнес в России приобрел более международный характер, и роль английского языка возросла.

«У нас на совещаниях в Сбербанке идет синхронный перевод, переводится буквально каждое слово. Так что разницы в том, слушаешь ли ты синхронный перевод или понимаешь язык сам, практически нет. Поэтому от других не отстаешь», — говорит Ахо.

Сбербанку необходимо работать не только на русском, но и на английском в том числе потому, что торги акциями Сбербанка проводятся не только на Московской бирже, но и во Франкфурте и Лондоне.

Давайте проведем телефонный опрос. Что говорят финские и российские эксперты по вопросам экономики? Все ли честно в работе Ахо в Сбербанке?

Профессор российской политики Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман смотрит на элиту России критическим взглядом. Однако он не считает роль Эско Ахо проблемой. Он напоминает, что либеральное правление Сбербанка порой выступает против руководства России даже в сложные периоды. Это произошло, например, после того, как Россия оккупировала Крым.

«Сбербанк отказался отрывать свои отделения на Украине после захвата территорий», — говорит Гельман.

Это, конечно, не значит, что Сбербанк не зависит от государства и от Путина. Но у него, по мнению Гельмана, все же есть определенная самостоятельность.

«Руководство Сбербанка не делает политические заявления о действиях России».

Вопрос о роли Ахо является для многих рядовым. Один значимый для Финляндии российский исследователь хочет прокомментировать ситуацию анонимно, чтобы выразить свое мнение максимально откровенно. Он относится к Сбербанку критично и напоминает, что «либеральные экономисты» Сбербанка в отношении всех больших вопросов являются пешками в политике России. Их задача — найти источники финансирования для реализации политической линии России в Крыму и для тех проектов, которые для него создаются.

Финский специалист по вопросам экономики, знакомый с работой российских банков, осторожно защищает Ахо. Из-за своей должности он не хочет называть своего имени, но говорит, что Ахо, во всяком случае, не пресмыкается перед Россией так сильно, как Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder), председатель правления нефтяного гиганта «Роснефть».

По выступлениям Шрёдера можно сделать вывод, что он — путинская собачка, а об Ахо такого сказать нельзя.

Из наших собеседников наиболее резко о позиции Ахо отзывается Хейди Хаутала (Heidi Hautala), вице-председатель Европейского парламента. По ее словам, Сбербанк является такой же частью российского государства, как газовый гигант Газпром.

Хаутала напоминает, что Сбербанк мог поучаствовать в финансировании кампании за выход Великобритании из Евросоюза.

«То, что бывший премьер Финляндии занимает такую должность — возмутительно».

Хаутала не соглашается с утверждением Ахо о том, что его позиция в экономике России может принести пользу Финляндии. Она считает, что сейчас сложилась противоположная ситуация: Россия использует Ахо.

«Речь идет о том, чье влияние значительнее. Я поняла, что в этих кругах Ахо всегда является более слабым звеном, инструментом российского государства», — говорит Хаутала.

Под конец Хаутала делает Ахо едкое замечание как своему сверстнику. Разница в их возрасте — один год. (Эско Ахо родился в 1954 году, Хейди Хаутала — в 1955 году.)

«Вот только один из нас вырос в центристском окружении, в котором уважали и понимали Советский Союз».

Эско Ахо дал нам интервью в главном офисе Центрального союза деловой жизни Финляндии на хельсинкской улице Этеляранта. Одна из нынешних рабочих задач Эско Ахо заключается в продвижении крупных финских компаний в России.

Сейчас в переговорной комнате номер 11 сидит мужчина, измученный предчувствиями.

Наше интервью переходит к вопросу о гигиене. То есть о том, может ли бывший премьер-министр Финляндии работать в большом российском банке. На лице заметно разочарование, хотя Ахо — известный игрок в покер.

«Как бы выразить это понятнее… — говорит Ахо. — Очень тяжело поступать так, чтобы это казалось правильным с точки зрения общества. Надо принимать очень тщательно продуманные решения. Нужно знать, что делать, и быть в гармонии с собой. Я ни разу не был обманут и не чувствовал, что меня используют или что я использую других».

Однако отношение к одному вопросу Ахо все же не скрывает: в деятельности Сбербанка были зафиксированы неоднозначные случаи.

Утверждается, что через Сбербанк направлялось финансирование для пророссийских повстанцев, участвующих в войне на востоке Украины. В Великобритании изучается дело о возможной роли Сбербанка в финансировании движения «Лив» (Leave), которое привело к Брекситу.

В Финляндии Сбербанк связан с финансовым скандалом 2015 года, касающимся энергетической компании «Фенновойма» (Fennovoima). Выяснилось, что за инвестициями хорватской компании «Мигрит Соларна» (Migrit Solarna) оказались деньги Сбербанка. Речь шла о явной попытке мошенничества, поскольку, в соответствии с требованиями, выставленными «Фенновоймой», финансирование должно было поступать от страны — члена ЕС.

Это болезненные вопросы. Например, утверждения о причастности Сбербанка к войне на востоке Украины Ахо просто обходит.

«Я не могу комментировать отдельные случаи, это невозможно», — говорит Ахо.

Сбербанк отрицает обвинения, но дать исчерпывающий ответ все же не может.

Трагизм современной политики России и грандиозные проблемы в ее экономике Ахо не оспаривает.

Государственный сектор экономики России полностью зависит от прибыли нефтяной и газовой промышленности, инноваций нет, как нет и полноценного правового государства и действующих институтов.

«Это трагедия страны, — говорит Ахо. — Дело не в том, что СССР мог бы вернуться, а в том, что многие советские модели и институты до сих пор присутствуют в стране. Гражданское общество в России не играет большой роли и не соответствует названию».

Вторая половина дня перетекает в вечер. Интервью подходит к концу, но некоторые существенные вопросы до сих пор не заданы.

Однако Ахо задает вопрос первым: «Вы читали книгу Ханса Рослинга (Hans Rosling) „Фактологичность» (Factfulness)»?

Ахо пытается сказать, что, подобно шведскому профессору Рослингу, он не оптимист и не пессимист, а «поссибилист»

«Последние десятилетия я ищу возможности».

Ахо дает понять, что в России он ищет возможности сотрудничества с соседом, которые пошли бы на пользу всем участвующим сторонам.

«Конечно, нам нужно стремиться к тому, чтобы этот конфликт не усугубился, поскольку это не соответствует интересам ни одной из сторон. И в этих условиях тоже можно делать важные вещи», — говорит Ахо.

Ахо подчеркивает, что он не выступает против санкций ЕС и США. И он действительно не продвигал свои идеи публично.

«Но я считаю опасным мысли о том, что лучше было бы отдалиться от России максимально сильно. Тонкие нити, которые сейчас связывают нас с Россией, нужно сохранять. В конечном счете это тот способ, благодаря которому возможностей может стать больше».

После двух часов беседы интервью подходит к концу. Ахо остается для того, чтобы его сфотографировали в фойе главного офиса Центрального союза деловой жизни Финляндии. Очевидно, что Ахо напряжен из-за того, что его отношения с Россией поставили под сомнение, хотя раньше его о них практически не спрашивали.

Прямо перед тем, как исчезнуть в лифте, он говорит: «Честно говоря, я ждал, что кто-нибудь меня об этом спросит».

Мы живем в странные времена. В воскресенье, последовавшее после проведения интервью, российские военно-морские силы выстрелили по трем украинским кораблям в Азовском море. Украина ввела в стране военное положение на месяц.

А что Ахо об этом думает?

Он отвечает на телефонный звонок вечером во вторник по дороге в аэропорт Хельсинки, откуда он полетит в Копенгаген.

«Чего-то подобного можно было ожидать, но это все равно произошло внезапно. Здесь трудно увидеть успех в долгосрочной перспективе, ситуация никому не идет на пользу», — говорит Ахо.

Самое удручающее в этой ситуации, по мнению Ахо, заключается в том, что у России могли бы быть возможности, которые остаются неиспользованными из-за амбиций страны.

Россия — заложница своей истории.

Из-за своего великодержавного прошлого Россия не может отказаться от Крыма или Восточной Украины, как бы дорого ей это ни обошлось. Это также влияет на будни Ахо, поскольку Сбербанк продолжает оставаться в санкционном списке.

Пожалуй, Ахо придется признать, что есть ситуации, в которых он больше не может быть «поссибилистом».

«Реальность такова, что в этом положении мы находимся уже слишком долго».

Поэтому в голове вновь возникает вопрос: почему Сбербанк захотел пригласить именно Ахо?

Ахо подчеркивает, что в правлении Сбербанка он выполняет только задачи эксперта. Это и правда может быть одной из причин.

Однако может существовать и другой мотив. С ростом напряженности в отношениях России и Запада начиная с 2014 года западные лица высокого уровня — такие, как бывшие премьер-министры — становятся для русских все важнее.

С их помощью компании могут сообщить окружающим, что они все еще рукопожатны.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.